Главная - Рассвет и закат - АНТИРИМСКИЕ ВОССТАНИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РИМЕ (61-69 ГГ.)



АНТИРИМСКИЕ ВОССТАНИЯ И ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В РИМЕ (61-69 ГГ.)

Древний РИМ - Рассвет и закат Рима

антиримские восстания и гражданская война в риме (61-69 гг.)

Завершилось почти столетнее правление Августа и его ближайших преемников, не научившихся столь виртуозно, как он, скрывать самовластие под республиканскими одеяниями, да и не испытывавших в этом никакой нужды. Полвека, на протяжении которых сменялись утверждаемые безмолвным сенатом правители из рода Юлиев постепенно изменили социальное лицо римской державы. И хотя по-прежнему в сопровождении свиты клиентов шествовали по городу или возвышались на носилках римские сенаторы, по-прежнему сосредоточивали в своих руках деловую жизнь города всадники, по-прежнему толпились на форуме плебеи, — это было уже другое сенаторское сословие, другое всадничество, вынужденное уступить часть своих полномочий муниципалам и императорским вольноотпущенникам, и совершенно иной плебс, — ибо философская формула panta rei (все течет) относится к социальной жизни в не меньшей степени, чем к природе. Но была еще одна сила, скрытая от глаз завсегдатаев римского форума и заседавших в курии или храмах надменных сенаторов и поэтому не принимавшаяся в расчет, — I стоявшая на далеких границах армия, испытавшая не меньшие перемены, чем сенаторы, всадники и плебс. Она была уже полностью чужда всему тому, что так заботило и волновало римских граждан. И она дожидалась удобного случая, чтобы напомнить о себе. Однако внешне время правления преемников Августа воспринималось как относительно благополучное для римских провинций. Действовал созданный и запущенный Августом административный механизм, позволявший при желании контролировать наместников провинций и умерять аппетиты откупщиков налогов. Казалось, давали себя знать и провозглашавшаяся некоторыми императорами политика опоры на провинциальную верхушку, и распространение прав римского гражданства. Однако недовольство властью, не учитывавшей интересы основной массы местного населения и не обеспечивающей стабильности и порядка, накапливалось и в 60-е гг. вырвалось наружу в виде ряда мощных антиримских выступлений.
Восстание Боудики. Первой провинцией, поднявшейся против Рима, стала недавно образованная Британия. Доведенные до отчаяния поборами и насилиями, многие бриты искали спасения на близлежащих островках, но тщетно: в 61 г. наместник провинции, соорудив флотилию из плоскодонных, приспособленных для плавания по мелководью судов высадился со своими легионами на остров Мон, предав все живое огню и мечу и вырубив священные рощи друидов.
И именно в это время в Британии вспыхнуло мощное восстание одного из племен, правитель которого, богатейший из царьков Британии, перед кончиной назвал наследником наряду с двумя своим пь.ми Нерона. Но это, вопреки ожиданиям, не только не спасло ^° пстояния и царства, но привело к страшному бедствию: явив-
рГО С'' о ч
ь за причитающейся императору долей наследства, центурио-ш* 05есчестили дочерей, царицу Боудику высекли плетьми, а вла-Н1>нпя царя включили в состав римской провинции. И Боудика об-
титась, как женщина к женщине, с мольбой о победе к богине войны и новела своих соплеменников, к которым примкнули и другие бриты, на римлян. Наряду с мужчинами в войске сражались и женщины. В темных одеяниях, с факелами в руках, они напоминали фурий. Сама же Боудика — источники рисуют ее крепкой красивой женщиной со светлыми развевающимися волосами, в военном плаще, украшенном золотой гривной — на коне сопровождала своих дочерей, стоявших на колеснице, одним своим видом напоминая, что ожидает тех, кто смирится с властью римлян.
Первым пал неукрепленный храм императора Клавдия близ Ка-мулодуна. Впоследствии уцелевшие уверяли, что за несколько дней до нападения статуя Виктории повернулась спиной к находившимся в храме, словно готовая обратиться в бегство. Направленный на выручку Камулодуна римский легион был уничтожен, и сразу же было полностью вырезано население не только этой римской колонии, но и соседней Веруламии. Численность погибших достигла 80 ООО человек. Возвратившемуся в Британию наместнику удается разбить полуженское войско. Однако ему не был назначен триумф, поскольку он был косвенным виновником гибели множества римских граждан, да и победа над женщинами не принесла славы римскому оружию.
Иудейская война. Несколько лег спустя после этих событий восстание вспыхнуло на другом краю римской империи — в Иудее. Оно было подготовлено многими десятилетиями римского господства в этой стране. Впервые присоединенная к римской державе еще Помпеем в 64 г. до н. э. Иудея в годы гражданских войн, предшествовавших принципату Августа, находилась под властью царя Ирода (Герода), исключительно преданного римлянам и видевшего них свою опору. Это позволило ему сохранить власть над стра-ои, которую собиралась прибрать к рукам царица Египта Клео-атра. После гибели Антония и Клеопатры трон под Иродом заша-Тался' но он сумел добиться симпатий Марка Випсания Агриппы и сохранил власть.
ство^И ^оде (40—4) в Иудее было развернуто широкое строитель-БЬ]..С Целью придания стране римско-эллинистического облика. 3вани°ТСТ^.°еНа дРевняя Самария, получившая в честь Августа на-Ние Себастий (греч. перевод слова Август). Из небольшого поселения на морском побережье вырос благоустроенный город ке рея с искусственным портом, ставшим по грузообороту соперник Пирея. По всей Иудее воздвигались храмы Августу. Население новы городов было смешанным. Там жили греки, сирийцы, иудеи, по гра^ данскими правами обладали одни греки. В самом Иерусалиме появи лись театр, амфитеатр, ипподром. Каждое пятилетие, как и в других римских провинциях, проводились игры. В то же время Ирод поддерживал иудейскую религию. Почти десять лег сооружался новый храм Яхве, величественность которого вошла в поговорку: «Кто не видал сооружений Ирода, тот не знает, что такое красота.».
Таким образом, Иудея при Ироде постепенно теряла самобытность и включалась в экономическую и культурную систему римской империи. Это был сложный и противоречивый процесс, приводивший к обогащению втянутой в торговлю и ремесленное производство верхушки и пролетаризации основной массы населения. При этом развитие происходило неравномерно. Новые веяния едва затронули Галилею, область, населенную пастухами и рыбаками, мало сведущими в вопросах веры и ненавидящими горожан. Галилеяне говорили на арамейско-галилейском диалекте; если они переходили на еврейский, их легко узнавали но акценту. Нововведения Ирода встретили в Галилее наибольшее сопротивление. Зачастую там отказывались выполнять его распоряжения. В ответ следовали жесточайшие репрессии.
Помимо нараставшего в Иудее недовольства налоговым бременем и отклонениями от обычаев предков, Ироду пришлось столкнуться с интригами в собственной большой семье (у него было десять жен). Дело дошло до убийства царем одной из жен и трех сыновей. Узнав об этом, Август заметил, что лучше быть «свиньей Ирода, чем его сыном» (свинины, соблюдая предписания иудейской религии, Ирод не ел).
Незадолго до смерти Ирод арестовал несколько тысяч наиболее знатных иудеев и запер их на ипподроме, приказав убить, как только он испустит дух. Это распоряжение не было выполнено. Дочь Ирода освободила пленников. Весть о кончине Ирода была встречена всеобщим ликованием. В Галилее и на юге Палестины сразу же вспыхнуло восстание. Оно было подавлено наместником Сирии Квинтилием Варом (тем самым, чьи легионы впоследствии разгромили германцы в Тевтобургском лесу). Две тысячи повстанцев были распяты на крестах.
От десяти жен Ирод имел многочленное потомство. После е смерти власть досталась четверым из сыновей. В этой ситуации Риме решили включить Иудею в систему римского провинциал ного управления.
Часть Иудеи была отдана под юрисдикцию наместника Сирии, а
павление поручено прокураторам, которым было передано пра-У жизни и смерти над местным населением. Резиденцией прокурора Стал приморский город Цезарея со смешанным греко-иудей-ским населением, а его опорой — вспомогательные войска, наби-чвшиеся из неиудейского населения Палестины. Иерусалим оставался самым крупным городом Иудеи. И там сохранял религи-озн'Ю и судебную власть синедрион. Однако его решения подлежали утверждению прокураторов, которые могли назначать и смещать первосвященника.
В это время обострилась борьба между различными религиозно-политическими группировками иудейского общества, сложившимися еще до римского завоевания. Саддукеи (высшее иудейское духовенство и крупные землевладельцы), с давних пор готовые на союз с любой властью, выступали проводниками политики Ирода и его преемников, не встречавшей поддержки не только в низах, но и в средних слоях иудейского населения. Значительно большую опору, во всяком случае в среднем слое общества, имели фарисеи, выступавшие, хотя и не слишком решительно, против чужеземного господства. К концу I в. до п. э. сложилось более радикальное общественно-религиозное течение зелотов, к которому примкнули низы и некоторая часть средних слоев. Выступая против римского владычества и подчеркивая его несовместимость с исконными религиозными институтами иудеев, зелоты обрушивались с разоблачениями и на продавшуюся чужеземцам верхушку иудейского общества. К I в. н. э. от зелотов откололись сторонники решительных действий, сикарии (дословно: кинжальщики), не останавливавшиеся ни перед чем — вплоть до убийства римских администраторов и не чуждавшейся сотрудничества с ними собственной знати.
Политика эллинизации Иудеи, осуществлявшаяся при содействии Рима, встречала сопротивление коренного населения, приверженного религии и обычаям предков, но все же оно мирилось с его властью, принесшей экономическое процветание. Однако при преемниках Ирода в Иудее, разделенной римлянами на тетрархии, возникли беспорядки политического и религиозного характера (в том числе связанные с именем Иисуса, объявившего себя месси-еиХ Подавление их было поручено Квинтилию Вару. и со°ое недовольство вызывали действия римских наместников т одчиненных им прокураторов. При прокураторе Понтии Пила-Но^ ~36 гг.) вспыхнуло восстание, связанное с тем, что он уста-л в царском дворце золоченые щиты с посвятительными над-тУяЯ]МИ ^ конпо концов Тиберий его отозвал. При Калигуле ста-императора была установлена в храме Иерусалима. Позднее один из прокураторов вел себя так, словно был назначен не правит лем, а палачом. Целые области Иудеи обезлюдели в результате гп бежей и убийств. Во время праздника пасхи жители Палестины ок ружили прибывшего в Иерусалим наместника Сирии, которому был подчинена Иудея, умоляя его освободить их от негодяя. В ответ на это прокуратором был спровоцирован иудейский погром в Кесарее во время которого погибло до двадцати тысяч человек.
Попытки прокуратора добиться от Иерусалима покорности закончились провалом. Его отряды были разбиты. И тогда со своим легионом против Иерусалима выступил наместник Сирии.
Временем для нападения он избрал субботу, когда обитатели Иудеи строго соблюдали предписание отдыха и молитв. Но воинственная ярость взяла верх над набожностью. 11очти безоружные горожане выиграли первую схватку и изгнали римлян. Между тем в самом Иерусалиме возник конфликт между богатыми людьми города и основной массой горожан. Первые настаивали на лояльности по отношению к Риму и многие из них стали жертвами зелотов и сикариев, возглавивших восстание. Новая попытка прокуратора взять Иерусалим завершилась разгромом и потерей более пяти тысяч воинов.
Таким было начало Иудейской войны, потрясавшей римскую империю на протяжении нескольких лет. Рим получил в лице восставшего народа врага, не уступавшего Ганнибалу — во всяком случае в ненависти и решимости сражаться до конца. Победа над регулярным войском воодушевила восставших. Понимая, что придется вести борьбу с опытнейшим противником, их вожди начали обучение людей, никогда не державших в руках оружия.
Перепуганный Нерон отправил в Иудею войско во главе с Вес-пасианом Флавием, который начал продвижение к Иерусалиму, уничтожая очаги сопротивления и распиная на крестах захваченных повстанцев. Значительным его успехом было взятие в Галилее городов Тивериады и Иотапаты. В этом последнем, героически сопротивлявшемся превосходящим силам римлян городе, сдался на милость победителя и вождь восстания.
Уцелевшие после захвата римлянами городов Галилеи зелоты и сикарии сошлись в Иерусалиме, где в это время возобладало стремление сдаться Веспасиану. Укрепив решимость местных зелотов продолжать борьбу, беглецы захватили в качестве заложников род ственников богачей, вынудив их тем самым оставаться в городе не мешать организации обороны. Храм Яхве был превращен в не^ приступную крепость. Из своей среды восставшие избрали но жр^ бию первосвященника, хотя обычно этот сан передавался по нас.в. ству. Возглавил оборону галилеянин Иоанн из Ги с халы, у станов ший в городе террористический режим.
Поначалу был организован суд по делам об измене членов дриона и других лиц из правящей верхушки, но судебная С онеДУР3 показалась Иоанну слишком длительной и малоэффективной' После того как судей разогнали, начались расправы. Были иазнены тысячи людей — как причастных к управлению общиной, так и просто состоятельных горожан. Одновременно обострились отношения между зелотами, добившимися неограниченной власти и их недавними союзниками сикариями, захватившими холм Масаду. естественную неприступную крепость. Дело дошло до Еоруженного столкновения между приверженцами обеих радикальных группировок.
Веспасиан, державший ситуацию в поле зрения, выжидал, готовясь к осаде Иерусалима. Он был уверен, что город, раздираемый кровавой рознью, достанется ему без особых усилий. Тем временем из Рима прилетела тревожная весть о возмущении галлов и критическом положении Нерона, а вскоре и о его гибели и захвате столицы Вителлием. В знак лояльности по отношению к новому императору Веспасиан отправил к нему с поздравлениями своего сына Тита. Однако положение Вителлия после разграбления Рима его солдатами также стало шатким: на роль владыки мира предъявили претензии командующие дунайской и рейнской армиями. Не остались в стороне И легионы, стоявшие в Иудее и Египте. Провозгласив Весиасиана императором, они призвали его к походу на Рим. Осаду Иерусалима пришлось отложить. Таким образом, восставшие получили передышку, которую использовали для подготовки к новым сражениям.
Восстание Виндекса. Начальным толчком, приведшим в конечном счете к свержению Нерона и затягиванию войны в Иудее, было выступление Юлия Виндекса, римского наместника той части Галлии, центром которой был Лугдун (совр. Лион). Галльский петух возвестил конец неронова мрака и флавиеву зарю. Виндекс был сыном римского сенатора, но по матери — галлом, потомком Царей племени аквитанов. Не раскрывая, видимо, из тактических соображений всех своих планов, он выступил на первых порах против Нерона как недостойного преемника благодетеля Галлии Клавдия. В речи, дошедшей в пересказе древних историков, он высмеивал шутовство императора и разоблачал его кровавые преступления. Однако тот факт, что вокруг Виндекса сплотилось до ста тысяч ^ Уев, секванов, авернов, позволяет думать, что к нему привлекало елание заменить одного императора другим, а стремление сорит Ь независимУю Галлию. В пользу такого предположения гово-чеканка монеты с красноречивой надписью «Галлия».
Переход на сторону Виндекса массы порабощенного населен напугал городскую верхушку процветавшего Лугдуна и большИнЯ ства других городов.
Видимо, весть о твердой позиции Лугдуна. выступившего проТИв Виндекса, была причиной того, что Нерон не предпринял сразу ни каких военных мер, ограничившись тем, что решил сменить ряд На местников западных провинций, проявивших, по слухам, сочувствие к Виндексу, а к некоторым из них даже подослал убийц. Это было его роковой ошибкой: наместники объединились против Нерона Сулышций Гальба, управлявший Испанией, ища поддержки у населения своей провинции, создал совещательный орган из верхушки провинциального населения и объявил новый военный набор.
Лишь командующий рейнской армией Виргинии Руф отказался поддерживать Виндекса, поскольку между германцами и галлами существовала давняя вражда. Она не только воспрепятствовала объединению военных усилий командующих, но и явилась причиной столкновения между регулярной армией Руфа и племенными ополчениями Виндекса. Легионеры Руфа без приказа командующего напали на галльские отряды и, не встретив серьезного сопротивления, уничтожили до двадцати тысяч приверженцев Виндекса, после чего он покончил жизнь самоубийством.
Гражданская война 68—69 гг. Таким было начало граждан? ской войны, погрузившей римскую империю на целых два года в хаос и унесшей сотни тысяч человеческих жизней. В известном смысле она была отголоском войн I в. до н. ;>., ибо движущей ее силой стала римская армия. Но это была уже не та армия, что прежде: уже не во вспомогательные войска, а в легионы набирались в основном обитатели провинций.
При общей дисциплине и общей официальной религии, которой был императорский культ, у каждого войска было свое собственное лицо.
Смерть Нерона, как заметил Тацит, открыла «тайну императорской власти»: стать императором можно не только в Риме. В легионах возникло стремление посадить на императорский трон своего командующего.
Первым сложившейся ситуацией воспользовался Сульпиции Гальба, рассчитывавший на то, что его поддержат все недовольные Нероном. Но даже те из командующих, которые ранее объявили своей готовности сместить императора силой, воспрепятствова. приходу Гальбы к власти. В самом Риме ему изменил префекг ПР торианских когорт Нимфидий Сабин, узнавший о назначении ^ бой второго префекта из числа его испанских друзей. И хотя
тка Сабина поднять преторианцев не имела успеха и сам он вско-
был убит, положение нового императора оставалось шатким. ^Стремясь избавиться от явных и тайных приверженцев Нерона, Гальба стал их преследовать. Начались казни и конфискации имущества в ходе которых обогатились советники императора, и это окон-чате ibHO подорвало его авторитет. Однако решающим в падении Гальбы оказалось требование верхнегерманских легионов, двинувшихся на Рим. выбора народом и сенатом нового императора. Пятнадцать дней спустя Гальба был убит преторианцами, подкупленными наместником Лузитании Отоном, ранее оказывавшим Гальбе поддержку.
Добившись власти с помощью преторианцев, Отон стал игрушкой в их руках и выполнял все их требования и капризы. Он был признан дунайскими легионами и восточными провинциями, но германские легионы провозгласили императором Вителлин. Несмотря' на то, что перевалы были еще засыпаны снегом, сторонники Вител-лия двумя колоннами перешли через Альпы, соединившись в Кремоне. В окрестностях этого города Отон дал им бой, окончившийся его поражением. Предпочтя смерть позору, Отон покончил с собой.
Сенат объявил императором Вителлия, самого худшего из троих, негодяя и ненасытного обжору. Солдаты грабили, насиловали, отпускали на волю рабов. Не было возможности хоронить всех погибших. От них не оставалось и могил. Свидетелями драмы стали дома. Когда много лет спустя Рим посетил грек Плутарх, ему показали храм, до крыши которого доходила гора трупов. Солдатня, сопровождавшая своего ставленника к месту назначения, вела себя в Риме, как во вражеском городе. Им, германцам и галлам, ставшим профессиональными римскими воинами, он и впрямь был чужд. Он виделся им паразитическим наростом, какие порою вырастают на деревьях в их лесах. Римляне же, жившие от одной хлебной раздачи до другой, от одного зрелища до другого, были и в самом деле паразитами. Но, разумеется, и в Риме и в провинциях оставались еще здоровые силы. И взоры многих, мечтавших о порядке, обратились к основательному Веспасиану, чьи легионы в то время стояли в Иудее, готовясь к осаде Иерусалима.
Гражданская война 68—69 гг., в ходе которой друг друга сменили четыре императора, обнажила не только деградацию правящей вер-*Ушки империи, но и шаткость социальной и политической опоры последней. Профессиональная армия, направленная на защиту имперских границ, стала диктовать свою волю сенату и опустивше-б i Я Д° состояния прихлебателей римскому народу. Недовольством бпл ° °ХВаЧеН° И пРовинциальное население, которое своим трудом ачивало все расходы и излишества римских бездельников. Рим
°ял перед лицом перемен.
Источники. События, разворачивавшиеся в Иудее, в том чис римского времени, излагали многие авторы как в апологетичес 6 так и в резко отрицательном плане, но до нашего времени систем*0*1' ческую ее историю донесли только труды римско-иудейского историка Иос фа Флавия (37-ок. 100), выходца из древнего жреческого рода, игравшего антиримского восстания и в самом его начале видную роль в политической жиа° ни Иудеи. Будучи противником выступления против Рима, когда восстан 3 началось, Иосиф (тогда еще не Флавий, а бен Маттафия) вынужден был к нем 0 присоединиться (сам он в написанной впоследствии «Автобиографии» нескрьь вал, что знать не могла не присоединиться к восстанию, ибо потеряла бы в противном случае не только власть и имущество, но и саму жизнь). Назначенный военачальником Галилеи, которая была первой на пути Рима к Иерусалиму, он организовывал сопротивление римским легионам этого исключительно важного района. Сдавшись римлянам после падения одной из защищаемых им крепостей, он должен был быть отправлен в Рим к Нерону и ожидать там римской победы, чтобы украсить собой триумф. Однако, предсказав Веспасиану императорскую власть, был им оставлен и после прихода Веспаспана к власти отпущен на свободу (отсюда полученное Иосифом как вольноотпущенником Флавия новое имя).
В написанном Иосифом Флавием в Риме, куда он приехал после победы над его отечеством, монументальном труде «Иудейская война» две первые книги составляют изложение истории израильско-иудейской Палестины от покорения ее Селевкидами до начала восстания. Этот лаконичный и во многом поверхностный вариант в известной мере дал толчок для скрупулезной тринадцатилетней работы над «Иудейскими древностями», обширным сочинением в 20 книгах, имевшим целью дать греко-римскому читателю представление о религии, обычаях и истории его парода от «сотворения мира» до правления Нерона. Взаимоотношения Иудеи с Римом освещаются в этом труде, начиная с книги XIV. причем уже с XV книги - Римом императорским до начала восстания 66 г.. завершаясь событиями, ему предшествовавшими.
Содержащиеся в обоих трудах Флавия, особенно в « Иудейских древностях», сведения об Иудее римского времени, большей частью несопоставимы по своей информативности ни с одним другим из литературных источников. Так, он дает наиболее обстоятельную характеристику выступавших против властей зелотов и сикариев, сыгравших немаловажную роль в антиримских движениях Иудеи, а также религиозно-политических группировок фарисеев и саддукеев; он единственный из дошедших до нас античных авторов сообщает об отколовшейся от официального иудаизма секте ессссв. учение которых не только изучал теоретически наряду со взглядами фарисеев и саддукеев, но и следовал ему на протяжении трех лет. удалившись в пустыню к одному из отшельников; если бы не Иосиф Флавий, мы не имели бы такою ясною представления оо иерусалимском храме и его функциях. О деятельности Иоанна Крестителя извести и из других источников, но лишь у него рассказано о целом ряде других вь^ ступлений всевозможных пророков и прорицателей, выдававших сеоя за сию и поднимавших народ обещанием чуда. Сведении, передаваемые I ,оС,|<Рм_ Флавием, позволяют понять, что вспыхнувшее в 66 г. восстание было ,|СОГЬ ч.. лемой частью и кульминацией антиримского движения, охватившего тину после превращения ее в провинцию. лоев-
Если в описании далекого прошлого главный источник «Иудейских у ностей» - Библия, то части, относящиеся ко времени соприкосновения ^ ками и особенно римлянами, носят совсем иной характер. О ряде сооЫieXpy говорит как очевидец, в других случаях широко использует нсторическ! ды предшественников, в частности, не дошедшую до нас «Историю» с р носившиеся к греческому и римскому времени книги Николая Дамасского Гтакжс не сохранившиеся).
Помимо изложения канвы событии политической истории, оба эти труда гПмавия содержат немало сведений по быту и культуре Палестины, чему спе-ямально посвящено отдельное произведение — полемический трактат «Про-
в Апиона», целью которого было опровержение искаженных представлений [деков об иудейских обычаях и культуре.
Определенный материал при сопоставлении с другими источниками может быть извлечен как из канонического текста Нового Завета, так и из апокрифических сочинений, хотя авторы и канонических и апокрифических евангелий и жизнеописаний христианских святых не всегда представляли себе достаточно ясно реалии жизни I в.
Наряду с литературными источниками в распоряжении науки с середины нашего столетия оказался интереснейший материал, важный для понимания идеологической борьбы в Палестине. Это рукописи, принадлежавшие описанной Флавием секте ессеев, обнаруженные в пещерах Кумрана на берегу Мертвого моря. Помимо библейских текстов, неутомимо переписывавшихся ушедшими от мирской суеты сектантами, среди этих текстов немало рукописей, ка-(л.....п1хся внутренней жизни секты, а также и чисто светских документов.
Сведения авторов о деятельности римских наместников в Палестине могут быть дополнены данными нумизматики, поскольку на ряде монет сохранились имена наместников провинции Сирии, в состав которой входила Иудея.
Таким образом, история римской Палестины предстает во всем разнообразии политических событий и идеологических конфликтов, приведших к одному из самых грандиозных восстаний, когда-либо потрясавших спокойствие римской империи в период ее процветания.
Главный источник по истории Иудейского восстания - «Иудейская война» Иосифа Флавия, дающая глазами участника и очевидца очень подробное, хотя и тенденциозное описание самой войны и внутренней жизни восставшей провинции. Трудно себе представить, что бы мы знали об этом движении за независимость и вместе с тем против собственной знати, если бы не сохранился этот труд современника, в котором говорит сама Иудея, хотя и устами только одной из враждующих партий.
Написанная в Риме, куда Иосиф Флавий переселяется из Иудеи с клеймом предателя, книга об иудейской войне была как бы ответом на произведения, появлявшиеся в Иерусалиме и квалифицируемые Иосифом как «лицемерные И лживые описания». Отсюда понятная субъективность оценок, стремление показам, в самом благоприятном свете римлян и особенно своих покровителей, Римских полководцев Веспаспана и Тита, ознакомленных с трудом до его иуб-икации. Не все предается огласке и не все факты передаются точно (так, недостоверно сообщение о решении Тита сохранить иерусалимский храм и со-
ении иудейской святыни солдатами вопреки воле полководца; преувели-Е ° крайней мере вдвое, численность населения Иерусалима). Но все это ib»XB°? компснс,ФУется грандиозным потоком информации, большей час-отсутствующей в неизмеримо более кратком описании Тацита, Светония ли Диона Кассия.
вия, «дГ°е сгВязанное с событиями иудейской войны произведение Иосифа Фла-организ - )ИОГра(^ИЯ*' ^ыло ответом на выдвинутые против него обвинения в t-Koii ног восстания в Галилее. В ней несколько подробнее, чем в «Иудей-
Истоп 0* расс,матРивается его деятельность как полководца. к°ы матепЯИУ.ДеЙСК0Г° восстания красноречиво запечатлена в археологичес-*ИвщИх хп10 ПУТЬ римских легионов прочерчен следами пожаров, уничто-«огие города, особенно в Галилее. Имеется и нумизматический материал: монеты с профилем Нерона, навязанные центром, сменяются собст ным чеканом с надписями на еврейском языке.
Сравнивая освещение Иудейской войны с тем, что нам известно о ппо дивших одновременно восстаниях в Галлии, можно понять, как много потр ° ла историческая наука от того, что рассказ об лих последних дается люд1 знавшими о событиях от противников и часто понаслышке. Из отдельных vno мйнаний Тацита и даже обстоятельных рассказов Светония. Дионисия Гали карнасского и Диона Кассия мы не в состоянии понять, что руководило рома низованным галлом, выступившим инициатором смещения Нерона. И только по косвенным данным (поддержка Виндекса сельским населением, сохранившим племенную организацию, и неприятие движения главным центром провинции Лугдуном), по начертанному на выпущенной Внндексом монете слову «Галлия» можно догадаться, что речь идет о такой же борьбе за независимость как и в Иудее.
О гражданской войне между преторианцами, рейнской, дунайской и восточной армиями, выдвигавшими своих претендентов на императорский престол мы осведомлены в мельчайших подробностях благодаря сохранности трудов нескольких авторов, сведения которых дополняют и уточняют друг друга. Наибольшее значение имеют свидетельства современников - Иосифа Флавия, подробно описавшего в «Иудейской войне» все, что было связано с Веспасиа-ном, Тацита, которого начало гражданской войны застало в Риме в возрасте четырнадцати лет, вполне достаточном для того, чтобы осознать происходившее, и Плутарха, оставившего биографии Гальбы и Отона. Хотя прямым очевидцем событий Плутарх не был, находясь в 68—69 гг. у себя в Херонее, но отзвук потрясших империю коллизий не мог обойти и Балканы, к тому же в конце 70-х и начале 90-х гт. херонеец дважды посещал Рим и знал о них со слов своих римских друзей. В отличие от своих старших современников родившийся в 70 г. Светоний, хотя и не пережил испытанного ими ужаса, имел возможность, кроме рассказов очевидцев, пользоваться документами императорского архива, и его жизнеописания Гальбы, Отона, Вителлия и Веспаспана дополняют сведения остальных авторов многими живыми подробностями. От «Истории» Диона Кассия весь интересующий нас период не сохранился, имеются лишь сведения о правлении Гальбы, основанные на более ранних трудах и не дающие ничего принципиально нового по сравнению с тем, что нам известно из названных выше трудов современников.
В распоряжении науки имеется также и нумизматический материал. Несмотря на кратковременность правления предшественников Веспасиана, они успели выпустить монеты с собственными профилями на аверсе, запечатлев на ре-версете юзунги которые считали наиболее .ii.ciiimi.imii 1.....')ы обеспечить поддержку населения. Так, монета Гальбы с изображением богини мира и надписью «Общественная свобода» сулила сенаторам восстановление попранных предшественниками политических прав, а Вителлин, также воспользовавшийся образом богини мира и сопровождавшей ее изображение надписью «Мир Августа», заявлял, что принес Риму мир. Дошли от времени гражданской воины и монеты Веспасиана, также с его профилем на аверсе. На одном из типов этих монет реверс украшен рисунком двух соединенных рук. окруженных над писью «Верность войск», на другом - характерным для республиканских времен сокращением знаменитой формулы, начинавшей все выходившие п(Ксо новления — SPQR (senatus populnsque romanus - сенат и римский наР0Д'ьН0 провождаемой словами «Защитнику общественной свободы». Значител^ менее красноречивы эпиграфические памятники, представленные главным разом эпитафиями надгробий.




Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Жизнь в Древнем Риме:

Национальный парк под названием Рим

Национальный парк под названием Рим

Семь холмов, руины Колизея, храмы эпохи Возрождения, романтические фонтаны, уличные кафе, сто видо...

Как пали боги Древнего Рима

Как пали боги Древнего Рима

Началось крушение, казалось бы, с противоположного: с того, что благодаря развитию культа фамилий ...

Путешествия

Путешествия

Небольшие путешествия на суше совершали пешком или на носилках, крытых балдахином, которые несли р...

Величие Древнего Рима:

Как пали боги Древнего Рима

Как пали боги Древнего Рима

Началось крушение, казалось бы, с противоположного: с того, что благодаря развитию культа фамилий ...

Истинное предназначение

Истинное предназначение

В XIX веке Рим стал восприниматься как великий город-музей, в котором столетия оставили о себе дос...

Гай Марий

Гай Марий

В этой достаточно сложной внутренней и внешней ситуации приверженцы политической линии Гракхов обр...

Общественное мнение

Общественное мнение

Вечный жилищный вопрос в вечном городе Где остановится в Риме? Вечный вопрос в вечном городе. Б...

Война с Митридатом и Тиграном

Война с Митридатом и Тиграном

Еще до этого возобновив лась война Рима с Митридатом него союзником Тиграном. Лукулл в 73 г. повел...

Готический – значит варварский

Готический – значит варварский

Разрушения, намеренно произведенные готами при Витигесе и Тотиле, были первыми в истории Рима, и з...

Древние Римляне:

Цецилий Стаций

Цецилий Стаций

ЦЕЦИЛИЙ СТАЦИЙ (Caecilius Statius) (ум. 168 до н.э.), римский комедиограф, по происхождению инсубр (галл с севера Итал...

Красс, Марк Лициний

Красс, Марк Лициний

КРАСС, МАРК ЛИЦИНИЙ (Marcus Licinius Crassus) (ок.113 – 53 до н.э.), прозванный Dives (Богатый), римский политический ...

Невий Гней

Невий Гней

Невий Гней (Gnacus Naevius) (около 270 - 201 до н. э.), римский поэт. Участник 1-й Пунической войны

Прогулки по Риму:

Римский след в нашей жизни

Римский след в нашей жизни

Современная жизнь сложна и многообразна. Мы живем, используя достижения и открытия предыдущих поколений, но редко заду...

РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ

РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ

Италия — потрясающая страна! Давно мечтала побывать там, да вот все как не получалось. К тому же эти утомительные пере...

Рим для романтиков

Рим для романтиков

Рим - город, который прекрасен всегда: в любое время года и в любое время суток. Он очарователен и неповторим. Он поло...

Остийская дорога (лат. Via Ostiensis, итал. via Ostiense) — важная дорога Древнего Рима, которая связывала Рим с Остией

Остийская дорога (лат. Via Ostiensis, итал. via Ostiense) — важная дорога Древнего Рима, которая связывала Рим с Остией

Остийская дорога (лат. Via Ostiensis, итал. via Ostiense) — важная дорога Древнего Рима, которая связывала Рим с Остие...

Город: Рим

Город: Рим

Описание города Как известно, все дороги на свете ведут в Рим. А значит, здесь лежит центр мира и центр жизни, цент...

Достопримечательности:

Пантеон Капито лий (Капитоли йский холм) Капитолий
Рим. Фонтан Треви Термы Каракаллы Катакомбы св. Каллиста
Вилла Медичи Рим (Roma) Вилла Боргезе (итал. Villa Borghese)